Сан Борондон

Как известно, Канарский архипелаг включает в себя семь больших островов. Однако мало кто знает, что есть на Канарах и ещё один остров – легендарный, мифический Сан Борондон – главная загадка Канарского архипелага!

Сан Борондон – это знаменитый «ненайденный», «потерянный» или «недоступный» остров, который то появляется из ниоткуда, то таинственно исчезает с линии горизонта к западу от архипелага. История изобилует сотнями документов и свидетельств, в которых люди утверждают, что видели Сан Борондон своими глазами, детально описывают остров, некоторые клянутся, что высаживались на нём, а на пляжах Эль Йерро и Ла Пальмы после шторма до сих пор продолжают находить прибитые течением ветки, необычные фрукты и даже целые деревья, аналогов которым нет нигде на Канарском архипелаге.

Это загадочное явление учёные называют иллюзией, миражом, объясняя его уникальным оптическим эффектом отзеркаливания, по-испански «эспехизмо», в результате которого на горизонте отражается остров Ла Пальма. Ещё одно самое распространенное объяснение – это скопление облаков, очертаниями напоминающее далёкий остров. Никто из ученых не готов принять фантастическую теорию о том, что остров может появляться и исчезать по своему усмотрению. И тем не менее, тысячи очевидцев на протяжении шестисот лет подтверждают одно и тоже: к западу от Канарского архипелага существует ещё один неизведанный остров.

Сан Борондон всегда видят в одном и том же месте: в открытом океане, к юго-западу от Ла Пальмы и северо-западу от Эль Йерро. Иногда остров появляется чуть ближе к Ла Пальме, иногда к Эль Йерро, почему его также называют «плавучим островом» или «островом-китом». Чаще всего его видят на рассвете или на закате, причём как при плохой погоде, так и в абсолютно ясные дни. Остров всегда исчезает внезапно за завесой дождевых облаков либо тумана. Очертания и размеры острова никогда не меняются.

Из всех полученных свидетельств выходит, что восьмой канарский остров имеет вытянутую форму, его вытянутые стороны совпадают с югом и севером, над островным ландшафтом доминируют две горы, одна из которых значительно выше второй, и которые в центре острова разделяются низменностью или равниной. Практически весь остров покрывает обильная растительность, спускающаяся к самой воде. На острове видны глубокие и тёмные ущелья, красивые пляжи и множество отвесных утёсов. Также на острове растут экзотические растения, всевозможные деревья и фруктовые сады, там видят разнообразных животных. Самое примечательное, что в некоторых рассказах очевидцев говорится и об аборигенах острова, похожих на людей, однако бoльших размеров, хотя никто никогда не замечал на острове сооружений, домов, дорог или каких бы то ни было построек.

Современное название Сан Борондону дал ирландский монах по имени Брендан, в 512 году отправившийся в путешествие по океану в поисках Святой Земли, которую благополучно нашел. Вернувшись в Ирландию, Брендан рассказывает о Святой Земле посреди Атлантики, чем находит массу поклонников и сподвижников. Он основывает несколько монастырей, самым известным из которых является монастырь-школа в Кленфорде, и отправляется во второе путешествие, которое также продолжается несколько лет. Остаток жизни по возвращении Святой Брендан проводит в праведных делах, не уставая рассказывать о Священной Земле на конце света, затем уходит в отшельничество и умирает в городе Аннагдауне в 577 году в возрасте 93 лет.

Впервые странствия Святого Брендана были описаны в 9 веке н.э. в латинском тексте Navigatio Santi Brendani Abatis (Плавание Святого Брендана, Аббата), прочно войдя после того в ирландский и общеевропейский фольклор. В настоящий момент существует около двухсот вариантов «Плаваний», которые переводились на разные языки, порой видоизменяясь и дополняясь.

Основываясь на описаниях из латинского текста, европейские географы заключили, что остров Святого Брендана мог находиться и у берегов Ирландии, и в районе Азорских островов, и у острова Мадейра. Подтверждение тому – средневековые карты, на которых Сан Борондон присутствует среди вышеназванных островов. Противники этой гипотезы связывают ошибку учёных с недостаточностью тогдашних знаний о Канарах.

Согласно испанским и португальским источникам, первым человеком, заговорившим о Канарах во втором веке нашей эры стал александрийский математик, картограф и астроном Клавдий Птолемей. В своём труде «География» (Книга IV-6-34) он называет теперешние Канарские острова Insulas Fortunatas – Счастливыми или Благословенными Островами. Согласно Птолемею, канарских островов не семь, а восемь, причем один из них он называет Aprósitus Nesos, что с греческого можно перевести как «остров, до которого невозможно добраться, и который всегда невидим».

Много позже Птолемея уже в 11-12 веках христианские и арабские авторы Гаунило, энциклопедист Гонориус Августусдуненсис, так же, как и арабские авторы того времени, например, Аль-Бекри и Эль Эдвизи абсолютно уверены в существовании одного или даже нескольких загадочных островов в районе Канарского архипелага. Сан Борондон появляется на картах рядом с Канарами – Сан Северо (11 век). Маркос Мартинес в своём Planiferio de Ebstorf (1234) говорит о «потерянном острове, впервые обнаруженном Святым Бренданом, который с тех пор никто больше не находил», а на карте мира Mapamundi Герефорда (1275) весь Канарский архипелаг описан как «Острова Благословенных и Остров Святого Брендана».

Начиная с 15 века, таинственный остров стали замечать испанские и португальские переселенцы на западных Канарских островах. Чаще всего исчезающий остров видят с Эль Йерро и Ла Пальмы, а чуть позже и с кораблей, возвращающихся на Канары со стороны недавно открытой Америки. Многие капитаны помечали в своих судовых журналах, что видят впереди остров Ла Пальма, однако на следующий день с удивлением обнаруживали на горизонте ещё одну Ла Пальму.

Авторитетность и социальное положение очевидцев, среди которых были и священники, и военачальники, и морские капитаны, и доктора, позволило историку Виера и Клавихо (1731 – 1813) заключить, что феномен Сан Борондона является «отнюдь не плодом воображения вульгарных простолюдинов».

Христофор Колумб 9 августа 1492 года делает следующую запись в своём дневнике: «Множество достойных и уважаемых жителей острова Ферро (старое название Эль Йерро), которых я встречал на соседней Ла Гомере в гостях у доньи Инес Пераса, матери Гилйена Пераса, последнего Графа Гомерского, заверяют меня в том, что год от года в открытом море они видят землю к западу от их острова, то есть со стороны заката. В этом также клянутся и жители самой Ла Гомеры». Адмирал также припомнил случай, когда в 1484 году, будучи в Португалии, к королю Жоану Второму пожаловал житель острова Мадейра с просьбой предоставить ему каравеллу, дабы отправиться на поиски видимой с берегов Мадейры земли, которая, как он клялся, доступна их взорам каждый год и выглядит всегда одинаково.»

Португалец Луиш Пердигон описывает большую заинтересованность короля Португалии в неизвестной земле, который узнаёт от великого Энрике Навигатора (1394 – 1460), что один из его морских капитанов обнаружил остров к западу от Канар, но не смог высадиться на нём вследствие неблагоприятных погодных условий. Генри приказывает капитану вернуться и продолжить поиски. Тот повинуется, но обратно в португальские порты его корабль уже больше никогда не возвращается.

Упоминание об исчезающем острове есть и в государственных испанских и португальских документах. Согласно мирному договору в Эворе от 4 июня 1519 года, португальцы уступили Кастильским королям все без исключения острова канарского архипелага, включая и так называемую «La Isla Non-Trabada o Encubierta» – «Ненайденный или Сокрытый остров». К сожалению, все полные и подробные отчёты о португальских морских исследованиях были утеряны во время землетрясения в Лиссабоне в 1755, когда пожар уничтожил ценнейший Лиссабонский архив.

16 век ознаменовался самыми решительными попытками отыскать Сан Борондон. Вера в то, что остров действительно существует, усиливается.

В 1519 году Франциско Фернандес де Луго, правитель Ла Пальмы, а затем Тенерифе и племянник покорителя Тенерифе и первого губернатора архипелага Алонсо Фернандеса де Луго, находясь на материке, передаёт испанским королям заметки, созвучные с дневниками Христофора Колумба. В 1526 году жители Гран Канарии Эрнандо де Троя и Франциско Альварес возвращаются из безрезультатного плавания. В 1566 доктор Эрнан Перес де Градо, первый регент Канарского Королевского Суда приказал судьям Ла Пальмы, Эль Йерро и Ла Гомеры расследовать сей уникальный феномен. Экспедицию возглавил Фернандо де Вильялобос, военный губернатор Ла Пальмы, однако экспедиция остров не обнаружила. В 1570 году сто жителей Эль Йерро видят далёкую землю к северо-западу от их острова и с подветренной стороны Ла Пальмы, что подтверждает и сам губернатор острова Алонсо Эспиноза.

Несмотря на безуспешные официальные экспедиции, появляется всё больше частных свидетельств о высадке на Сан Борондон. Авторитетный и почётный испанский историк Нуньес да ла Пенья (1641 – 1721), пишет, что в 1570 году инквизитор Педро Ортис де Фюнес получил следующие свидетельства

от дона Маркоса Верде, очень известной личности на Канарах. Верде клянётся на Библии, что, возвращаясь на архипелаг с «берберских берегов», с высокой мачты он увидел «на западе остров, в направлении, где никаких островов быть не должно», и направил корабль в ту сторону. Подойдя к незнакомому острову, он пришвартовался в бухте под отвесными скалами и поздним вечером спустился с несколькими членами команды на берег, дабы исследовать незнакомую территорию. Его люди разбились на группы и пошли в разных направлениях, однако вскоре все они в страхе вернулись назад, одновременно услышав с берега крики «объятых ужасом товарищей, зовущих на помощь». К их удивлению, берег был пуст, и кричать оттуда было некому. Как только все они собрались на корабле, разразился страшной силы ураган, что заставило их поднять якорь и выйти в открытые воды, после чего остров исчез.

Настоящий бум интересеа к Сан Борондону отмечен в 18 веке. В 1721 году остров видит мэр города Вальверде на Эль Йерро дон Матеа Дасеста, в результате чего в том же году военный губернатор Канарских островов генерал-капитан Хуан Мур и Агирр организовал новую экспедицию под руководством капитана Гаспара Домингеса. Эта экспедиция считается самой известной экспедицией к Сан Борондону. Самого острова экспедиция не обнаружила.

О Сан Борондоне говорят и сейчас. В 1958 году, жителю деревни Лос Льянос де Аридане на Ла Пальме, сеньору Mануэль Родригес Кинтеро, удалось запечатлеть мифический остров на фотоплёнке. Эту фотографию 10 августа опубликовала мадридская газета АВС. А 6 декабря 2003 года ведущий канарской передачи Zona Cero Инди Алонсо сообщил, что ровно в полдень остров-фантом в течение нескольких минут был виден с южной оконечности Тенерифе и с Гран Канарии и даже был заснят на видеоплёнку туристами.

Так или иначе, принято считать, что на сегодняшний день все загадки, которые ещё могли быть связаны с существованием загадочного острова, уже развеяны. Многие сходятся во мнении, что Сан Борондон – это миф. Однако так ли это на самом деле? Ответ на этот вопрос вы узнаете на страницах книги Антона Сорокко Aprositus.

Книга

Легенда о Сан Борондоне – наверное, самая древняя и самая популярная легенда среди жителей Канарских островов. Местные авторы сочиняют поэмы и пьесы на эту тему, практически в каждом городе есть бар, ресторан или фирма с названием Сан Борондон. Однако для многих иностранцев эта легенда остаётся незнакомой, потому что об «исчезающем острове» не часто услышишь на экскурсиях. Именно желание познакомить русских туристов с этим загадочным островом и побудило Антона Сорокко написать и издать Aprositus [Ненайденный] – приключенческий роман, выход которого мы аннонсировали в нашем журнале и главы из которого сейчас можно прочесть на сайте Tenerife.ru. Автор почти девять лет живёт на Тенерифе и действия книги разворачиваются именно здесь. Книга будет интересна не только любителям приключенческой литературы и детективов, но и любому туристу, решившему познакомиться с Канарскими островами поближе и открыть для себя все их секреты.